Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

celtic-skeltic

Бертольд Брехт – Любовники



ЛЮБОВНИКИ

Осенний диких журавлей побег:
на юг летят их стаи тучам вслед,
что тянутся, когда уж птичий след
растаял. Так влюбленных бег —
на высоте одной, в одном и том же темпе,
и оба следуют друг другу неразрывно.
Как журавли способны небо разделить
с угрюмым облаком и ветром заунывным,
влюбленные свое так делят время.
Ничто не может бег предотвратить,
ничто не держит их и не мешает бегу.
О, если бы не этой жизни бремя,
отнес бы ветер их в небытие,
отнес туда, где исчезают страны,
где только дождь один потоком хлещет.
Но неизменен ход орбит луны и солнца…
Летят они, затеряны, но вместе.
Куда, ты скажешь? — В Никуда. — А от кого?

— От всех.

Ты спросишь, сколько длится их полет?

— Недолго.

И когда оставят они друг друга?

— Скоро.

(Итак, похоже, крылья у влюбленных
устроены, чтоб опираться на любовь)



Перевод с немецкого, 2006
По изданию Gedichte, vol. II (Frankfurt: Suhrkamp, 1960), p. 210.
celtic-skeltic

К корням гламура



Франция считается родиной современной косметики, однако мы хотели бы напомнить, что даже косметика распространилась в широких слоях населения только после Первой Мировой войны, а до того считалась атрибутом публичных домов. То есть европейская косметика ничем раньше функционально не отличалась от азиатской – "чернила" у галлок это то же самое, что белила у японок или румяна у московиток, т.е. косметика использовалась только для усиленного привлечения внимания в контексте рудиментарной (плохо осознанной) традиции сакральной проституции. Лишь в 1920-е что-то "сломалось", и появилась "косметика для всех", которая в 1990-х расширилась и на возраст до полового созревания ("детская косметика").

Само слово гламур, как известно, гэльское, и до того, как оно стало означать профанный "блеск", оно означало "зачарованность" во вполне определенном контексте.

Основным содержанием понятия зачарованности является отнесенность зачарованного предмета к другому, не человеческому миру. Т.е. налицо функтор отделения, но одновременно и медиации между этим и тем мирами – тот же самый, что и у косметики. Сакральная проституция как раз и приравнивалась к вхождению в мир мертвых (в том числе и для агенса, т.е. женщины – см. у Ибн Фадлана хороший пример или в чувашском языке устойчивое выражение "илес-милес", которое может означать как "очень красивый", так и "страшный как мертвец")*. Изначальная цель косметики – придать девушке вид покойной или смертельно больной (поэтому белятся лица, как у задушенных, подводятся глаза, как у утонувших, обозначается чахоточный румянец и т.п.) для последующего обряда совокупления с живым трупом.

Таким образом, по мере расширения области действия косметики и гламура, расширяется область нечеловеческого мира.

Возможно упоминание европейских борделей и сакральной проституции в одном абзаце покажется российскому читателю странным. Однако то (бордели), что является относительной новацией для региона читателя, в европейском ареале существовало всегда. Можно лишь гипотетически предполагать, что публичные дома не существовали в Европе какое-то непродолжительное время, а именно в течение так называемых "темных веков" (от гуннов до Каролингов), когда уклад в Западной Европе в известном (или, скорее, в неизвестном) отношении уподобился укладу в Восточной, однако прибегая к обзору скудных источников, которые имеются у нас для Западной Европы данного периода, мы обнаружим намеки и указания, которые сделают это наше предположение недоказуемым или даже опровергнутым. Скорее всего, линия развития (т.е. упадка) данного института никогда не прерывалась, а потому можно говорить о том, что эта линия исходит непосредственно из традиционной (что для нас в ряде сугубых случаев означает "доримской" и даже "доэллинистической") Ситуации, поскольку в Риме лишь состоялась первичная монетизация проституции, осуществленная так называемыми спинтриями (это обстоятельство заслуживает отдельной публикации).

Возвращаясь к XX веку, следует заключить, что так называемая "эмансипация", явившаяся непосредственным следствием движения суфражисток, к 1920-м начала из социально-политической плоскости (которая, безусловно, служила лишь фасадом) вторгаться в мир культурных, а затем и метафизических оснований. Фактически, после Первой Мировой войны, Запад начал процесс перехода на тот свет. В Исламе, особенно в исмаилитской его ветви, этот процесс хорошо известен под названием "кыямат". Во время кыямата то, что ранее было запретным/ограниченным, становится обязательным/всеобщим (данная концепция известна и иудейскому мистицизму). Маркером здесь как раз и является "индустрия красоты", окончательный расцвет которой наступил (как и положено) одновременно с бесповоротным старением и вырождением коренного европейского населения.

См. также Cool story bro
____
* ИЛЕС-МИЛЕС: сам не в себе, страшный, словно из другого мира; очень нарядно: илес-милес тумланнӑ ку. Оделся очень нарядно; илес-милеслен- прийти в состояние, обозначенное словом илес-милес (Ашм. Сл. III, 105).
Тюркские соответствия: каз. илäс-милäс человек обыкновенного ума, не имеющий большого таланта, посредственный человек; несостоятельный; шалый; каз. илäслäн- (илäс + -лä- + -н) обратить все свое внимание на что, только думать об одном (Радл. Сл. I, 1482); башк. илəҫ-милəҫ шалый, шальной; тат. илəс-милəс ветреный, легкомысленный, несерьезный; глуповатый; илəслəн- кружиться, закружиться (о голове); дурить, делать глупости; кирг., к.-калп., ойр. элес силуэт, образ; неясное очертание; призрак; казах. элес призрак, уйг. элес косой, косоглазый (Егоров ЭСЧЯ, 68).
(Егоров ЭСЧЯ, 68).
celtic-skeltic

Полнота времени - о Золотом Веке Августа



Почему-то считается, что панегиристы, которые воспевали возвращение Империи во времена Брежнева в дни благоденствия при Путине Октавиане Августе, имели в виду некое "вообще". Ну то есть, ничего конкретного:

Круг последний настал по вещанью пророчицы Кумской,
Сызнова ныне времен зачинается строй величавый,
Дева грядет к нам опять, грядет Сатурново царство.


Август Цезарь, отцом божественным вскормленный,
снова Век вернет золотой на Латинские пашни


И т.д.

Но, конечно, когда мы говорим о Традиции, все предельно конкретно. Таким конкретным актом было, например, восстановление Августом под именем Municipium Augustum Veiens города Вейи в 16 км. от Рима - главного этрусского города, разрушенного римлянами еще в IV в. до н.э. Золотой Век был для римлян не чем-то абстрактным, а временем этрусков... И таких актов воскрешения прошлого, было, вероятно, немало.


ПРОГРАММА ПРАЗДНОВАНИЯ

Мы настаиваем на том, что римская культура - есть самый настоящий карго-культ более сложной этрусской, а загадочный римский Сатурнов век в исторической интерпретации - это всего лишь времена этрусков. Поэтому при Августе, который, как считалось, отчасти "вернул" Сатурнов век, предпринимались совершенно конкретные магические карго-действия, например, восстановление лежавших в руинах этрусских городов.

К этому можно прибавить еще вот что. При Августе впервые мужчины и женщины начинают посещать римские общественные бани вместе, а в новопостроенных термах (не только в Риме, но в некоторых эмансипированных провинциальных городах, например в Помпеях в Центральных термах) устраняется перегородка между женским и мужским отделениями. К середине I века н.э. это становится привычным. О совместных банях как о чем-то само собой разумевшемся упоминают Марциал, Ювенал и в особенности Плиний Ст., еще пытавшийся взывать к республиканским нравам [«О, если бы он (Гай Фабриций Лусцин, цензор Республики в IV в до н.э.) увидел… женщин, кото­рые моют­ся вме­сте с муж­чи­на­ми!»]

Пытаться запрещать совместные бани стали только поздние Антонины (Адриан и затем Марк Аврелий), стоявшие ближе к обскурации и находившиеся под сильным влиянием стоической философии и "древней римской добродетели", в кладбищенском аромате которых они видели последний шанс на "спасение Империи".

Но еще Климент Александрийский (150 - 213) не только подтверждает существование совмещенных бань в Риме эпохи последних Антонинов, но и приводит многочисленные детали. Западная историография, стремительно подпадая под влияние мусульман и так называемых феминисток в настоящее время пытается иногда отвергнуть даже сам факт существования совмещенных бань в Риме. А вот вам:

И бедные женщины, которым в иных случаях роскошь неизвестна, идут за богачками в те же бани. ...И чтобы этих простых людей еще больше озадачить, устраивают они (богачки) так, что те и любовникам их должны бывают удивляться, ибо вскоре затем и эти сюда являются, чтобы с ними нагими забавляться. Перед своими мужьями с себя одежды они снимают неохотно, лицемерно отговариваясь стыдливостью, а каждый какой угодно мужчина этих столь скромно дома себя ведущих жен может нагими видеть в бане. Здесь без стыда раздеваются они перед зрителями, как перед торговцами живым товаром этот бывает раздеваем. Но уже Гесиод справедливо советовал женам не умащать кожи в бане.
Наши общие для мужчин и женщин бани ведут только к распутству, потому что зрение обнаженного тела собой порождает желание. В бане наши женщины с себя как бы смывают и чувство стыдливости. Те же из них, которые еще не дошли до такой степени бесстыдства, хотя не допускают к себе чужих мужчин, зато моются при пособии своих слуг, донага раздеваются перед рабами, заставляют их мыть себя, робкому желанию дозволяя по крайней мере осязание. Приведенный в баню к госпоже служитель в наглости своих желаний торопится раздеться, но несмотря на все своё негодяйство делает это застенчиво. Древние атлеты тоже стыдились совсем обнажать мужское свое тело; они вступали в состязания опоясанные бедренным прикрытием и свидетельствовали таким образом о своем приличии. А нынешние женщины вместе с одеждой освобождаются и от чувства стыда, желают своими прекрасными формами рисоваться...


Тит Флавий Климент (Александрийский – бандитская кличка), сочинение "Педагог"

Как говорится, nuff said. В этом же тексте сообщается, что совершенно нормальным комплиментом, обращенным к женщине (даже и матроне) во II веке н.э. в Риме был следующий:

Прекрасно развитая нога!

То есть, фитнес-культура как она есть. На которую этот Клим Александрийский из банды неоплатоников Мони (Аммония) Саккаса совершенно поразительно реагирует: оказывается, нужно стыдиться... Логоса, который всюду. Т.е. антиприроды в чистом виде, информации, фактически "эгрегора" (Смотрящего) нового, византийского этногенеза, представленного в т.ч. шайкой Клима. Чти! Бди! Трепещи! Глаза Колесницы следят за тобой, ничтожество. В то время как Рим семимильными шагами шел к натурализму и пасторальному слиянию с природой.

Устранение же перегородки, разделяющей М и Ж, вполне укладывается в перечень магико-ритуальных действий по инвокации Золотого века, в программу по возвращению к этрусскому status quo. Храм Януса, как известно, Август закрывал "целых" три раза. Но главной из войн является, бесспорно, война полов*, в мире индо-европейских оккупантов носившая особенно ожесточенный и зачастую буквальный характер (регулярных убийств супругами друг друга). Совместные бани и были "жестом доброй воли" (завоевателей) по прекращению этой войны. "Дева грядет к нам опять".


МИРУ МИР ИЛИ ПОЛНОТА ВРЕМЕНИ

Когда пришла полнота времени, послал Бог Сына Своего, родившегося от женщины, родившегося под Законом. (Галатам 4:4)

Внешний аспект "полноты времени" лучше всего иллюстрирует дошедший до наших дней Ara Pacis Augustae ("Алтарь Августова мира"). Этот алтарь был посвящен римской богине мира Pax. Алтарь был освящен 30 января 9 года до н.э. Таким образом, к тому времени, когда ап. Павел попал в Рим, этому алтарю было более полувека, и эпоха Августа давно закончилась, но фаза инерции римского этногенеза продолжалась, как и процветание Империи.

В объятиях богини Мира – два младенца – возможный намек на миф об основании Рима. Две полуобнаженные фигуры слева и справа от богини, с развевающейся тканью, могут олицетворять небо (слева, с птицей) и море (справа, с прирученным морским существом).

На верхней южной панели Ara Pacis процессию сопровождает ребенок, держащий руку отца. Отец, высокий, с покрытой головой (что указывает на его функцию фламина), - это Марк Агриппа, зять Августа. Женщина справа от ребенка - Ливия, жена Агриппы и дочь Августа, а ребенок - предполагаемый наследник Августа. В левой части изображения находится часть фигуры самого Августа.

Ara Pacis был расположен на том самом Марсовом поле, на котором в республиканскую эпоху проводились военные парады и где стоял храм богини войны Беллоны, построенный в честь победы... над этрусками. Алтарь Августова мира являлся, таким образом, до некоторой степени покаянным знаком за соделанное с ними, этаким "храмом на крови", воздвигнутым в ознаменование "примирения и согласия".


См. также When in Rome - Калигула в деталях


____
* ...ветхий человеческий род разбит и разгромлен раздором полов. Изнутри этого раскола каждый из полов страстно устремлен к раскрепощающему восстанию некогда единой и обнаженной первобытности зверя. Не двуполость как таковая, но раздор и разлад являются проклятьем. Силой смуты слепой первобытности этот раздор вводит человеческий род в раздвоенность, обрекая таким образом на отпущенную разобщенность. Раздвоенный и расколотый "растленный род", исходя из себя самого уже не может больше быть в истинном ритме, в верном чекане. Верный, истинный ритм и чекан - лишь с тем родом, с той человеческой породой, которая, испытующе странствуя, свою двойственность решительно переводит из состояния внутреннего раздора в кротость простодушной двукратности...

(М. Хайдеггер, толкование на поэму Георга Тракля)
celtic-skeltic

Ева София Байрон и ее попытки убить метафизику в 2020-е

Пал Вавилон, пал
Иерусалим восстал


(О. Арефьева)


Если вы способны читать тексты в стиле Робота Сергея Дацюка (tm), почитайте вот это (http://www.proza.ru/avtor/evesofia), довольно забавная автор_ка, объявившая себя "Идеальной Шлюхой" *, мы даже расхотели ее троллить. К сожалению, безжалостно резала наши комментарии за сравнение с РоСД (tm), однако "Проза" настолько олдскульна, что сохраняла их в истории рецензий.

По мнению уважаемой Идеальной Шлюхи, ее чувственная установка "любовь к любви" (цит.) является высшей степенью человечности, так как извлекает позитив смысла существования из поля собственных эмоций, не включая в этот механизм элементы внешнего мира.
Более того, самодостаточность подобного рода похожа своей функциональностью на гипотетический "вечный двигатель" или кольцо Мёбиуса.
Отдавая энергию созидания вовне и получая таким образом смысловое наполнение в себе, можно осмысленно существовать практически вечно, так как момент изменения траектории жизненной глиссады никогда не будет уловим действительно, но лишь условно, в виде документации, например, или любого иного непрямого действия, не способного действительно влиять на качественное наполнение рефлексивного самодостаточного поля.


Безусловно, мы и сами в нашей жизни сталкивались с подобным, разумеется, не в идеальной форме. Что крайне характерно, непосредственная имплементация данного принципа была еврейкой, но, очевидно, та или иная попытка реализации данной "установки" доступна и гойке.

На такое честное и откровенное оформление идеала блудодеяния мы, разумеется, не могли не дать комментарий. Он (до удаления) был следующим:

Интересно. Соответствует доктрине "лунной партии" у Грассе Д'Орсе, также некоторым положениям тантриков и каббалистов, впрочем, не слишком традиционным, потому что более традиционным положением является все же обмен, а не дар. Практика изобильности есть уподобление Богу, однако известно, что Тварь ограничена так или иначе (пусть и не границами так называемой жизни). Если же отойти от креационизма, то начинается проблематика манифестации. Вот вы готовы утверждать, что вы богиня или хотя-бы фея **, а не просто синий чулок с зубодробительным стилем письма или не сапиовиртуалка, прежде чем приглашать кого-либо к оргии дара?

Это наше замечание, кстати, относится к любой самопровозглашенной "идеальной шлюхе", поскольку ни одна не может быть уверена, что она более идеальная шлюха, чем Господь (да что там – хотя бы младшие духи). Да, не нравится им "слово ограничения" (Liber Al vel Legis, I.41), но что поделать – на практике данная конкуренция никогда не выдерживается, а ведь мы тоже честны.

Наша Шлюха тем временем полагает, что открыла (надо полагать, эмпирически, в процессе шлюшьей Работы) формулу антропологического качества (очевидно, мужчины), заявляя, в вульгарно-евгеническом духе, что

Любовь к дисгармонии в свою очередь означает или низкое качество генетического представительства, или высокий уровень поискового запроса, когда сам поиск вопроса для запроса в своей длительности переходит в противоположность из-за попыток достичь невозможного, что часто порождает сформированный маразм. Пример – "квадрат" Малевича...

(Ева-София-Байрон)

Что-ж. В итоге все шлюхи реалисты, что и требовалось доказать. Все - в той или иной степени, равняясь на Идеальную, а та действительно обладает полнотой реализма.

Для нас же здесь оказывается наиболее важным то подозрение, что все реалисты – шлюхи.


___
* Разве каббалист, пусть даже и любитель, может пройти мимо такого восхитительного самозванничества?

** См. также Элифас Леви
celtic-skeltic

From Russia with Qurlyq - рецензия на фильм "Секс-Сказка"

Я налегке, в кабриолете,
В бокале – пена праздных дней,
Люблю пожить на этом свете,
Но тот – значительно сильней!


(Андрей Чернов)


Настоящий подарок любителям атмосферы "Господина Оформителя" – очень неожиданное порождение благодатной эпохи междуцарствия, когда ментальность совка, наверное, максимально за всю его историю приблизилась к ментальности Восточной и даже где-то Западной Европы (остатки советского ресурса еще есть, а можно уже практически все – гуляем). Вышла этакая карманная Богемия, не пережившая, впрочем, 1993 года, поставившего чешские иллюзии совка на реалистические албанские рельсы.

И ведь далеко не все бросились снимать трэш, chernukha, boevik и дурацкие "эксцентрические комедии"! Вот перед нами лента 1991 года с ужасно пошлым и явно эксплуатационным названием "Секс-Сказка", которая, однако, при вскрытии оказывается очень хорошей экранизацией совсем небольшого, "инициатически-иронического" рассказа Владимира Набокова. Того самого секса здесь – чуть, а вот атмосферы текстов – не столько даже Набокова, сколько Егория Простоспичкина – хоть отбавляй.

И да, да, в главной роли – Людмила Гурченко (!) в роли стареющей демоницы с замашками Воланда и повадками езидского Таус-Малака, устраивающая испытание Истинной Воли скучающему петербургскому декаденту belle epoque. Зритель, однако же, скучать не будет: снят фильм просто отлично – при этом на отвратительнейшую пленку (и, вероятно, оригинал утрачен и не подлежит восстановлению). Несмотря на то, что в текст Набокова внесены заметные изменения, они не слишком существенны для восприятия общего духа рассказа и авторских идей, хотя эксплуатационные интенции режиссера также совершенно очевидны.

Фильм, имеющий чуть более чем никакое отношение к фирме Тепцова, может, тем не менее, рассматриваться как сайд-стори "Оформителя", если представить, что обе истории разворачиваются одновременно в одном и том же Петербурге Серебряного века. Алена Лисовская из "Сказки" даже чем-то напоминает Анну Демьяненко из "Оформителя". При таком забавном допущении этот воображаемый диптих начинает уже "тянуть" на versum, т.е. на "вселенную".