aes_si (aes_si) wrote,
aes_si
aes_si

Category:

Полная реконструкция женской наготы в античности – бег и скачки

[Продолжение. Предыдущий выпуск – здесь.]

Хотя в среднем скоростные показатели женского бега ниже мужского, при необременительных размерах и форме груди бегущая обнаженная женщина испытывает не больше, а то и меньше сложностей, чем бегущий обнаженный мужчина. Существование как полностью, так и частично обнаженного женского бега в античности подтверждается достаточными илюстративными и литературными источниками.

Например, на краснофигурном сосуде из Браурона, как считается, изображены бегущие нимфы, спутницы богини Артемиды. Они полностью обнажены. Данный изобразительный сюжет нельзя рассматривать как "чисто мифологический". Очевидно, в роли нимф выступали реальные девушки, проходившие известное посвящение в храме Артемиды Брауронии:


[Бег девушек на фестивале Артемиды Брауронии. Фотография краснофигурного сосуда. 430-420 гг. до н.э.]

А в "Эпиталамиях Елены" Феокрита содержится прямое указание на то, что бег, как и игра в мяч, мог следовать непосредственно за использованием масла для натираний, что исключает употребление одежды:

Нет меж ахеянок всех, попирающих землю, ей равной.
Чудо родится на свет, если будет дитя ей подобно.
Все мы ровесницы ей; мы в беге с ней состязались,
Возле эвротских купален, как юноши, маслом натершись,
Нас шестьдесят на четыре — мы юная женская поросль, —
Нет ни одной безупречной меж нас по сравненью с Еленой.


(Феокрит, "Эпиталамий Елены", Перевод М.Е. Грабарь-Пассек)


Отметим, что в этом отрывке подчеркивается юный возраст участниц состязаний.

Что же касается не инициатических, а "спортивных" состязаний в беге, проходивших за стенами палестры на открытом пространстве, то они, как уже было сказано, следовали иной (чем обнаженные занятия в палестре), более "одетой" парадигме, включавшей использование элементов костюма. Вопрос лишь в том, как выглядели последние, считались ли они обязательными или нет, и в каких именно ситуациях, а в каких – могли исключаться.

Так, знаменитые панэллинские женские Герейские игры в Олимпии, которые проводились каждые 4 года, через месяц после античной Олимпиады, представляли собой состязания в беге на дистанцию 5/6 олимпийского круга, по нынешним меркам 160 метров. В соревнованиях могли участвовать незамужние девушки различного возраста. Забег проходил в 3 этапа, учитывая возраст спортсменок. Сначала пробегали дистанцию девочки, затем девушки, завершали соревнования молодые незамужние женщины. Герейцы бежали в туниках выше колен, с обнаженной правой грудью, а волосы развевались по ветру. (Лукина Анастасия Сергеевна, студентка историко-филологического факультета ЧГПУ им. Яковлева, г.Чебоксары. Из доклада "Женский спорт в античную эпоху")

Приведенный доклад опирается на свидетельство Павсания:

Эти игры (Герейские) состоят из состязания девушек в беге; эти девушки не все одинакового возраста, поэтому первыми бегут самые молодые, за ними те, которые несколько старше их возрастом, и, наконец, бегут самые старшие из девушек. Бегут они так: волосы у них распущены, хитон немного не доходит до колен, правое плечо открыто до груди. (Павсаний. "Описание Эллады", книга V, глава 16)


[Просперо Пьятти. Герейские игры. 1901 г.]

Слово "спортивный" не случайно выше поставлено нами в кавычки, поскольку светский спорт – изобретение нового и новейшего времени. В античности же мы сталкиваемся с ритуальным контекстом попросту везде, даже когда происходящее не имеет отношения к обрядам инициации:

В соответствии с мнением некоторых ученых (Kahili, Sourvinou-Inwood) в коротких туниках бежали девушки в начале состязания, а в завершающей части этого ритуала они бежали нагими. Тем не менее, другие ученые считают наоборот: сперва бежали нагие, а затем одетые, что символизировало "перерождение" как условие новой, взрослой, фазы жизни, в которую вступали девушки. По мнению других (Scanlon) нагота вообще не была связана с возрастом, но сам ритуал включал в себя "нагую" и "одетую" части, возможно, в качестве символа (так же полагает и Vidal Naquet) перехода от "дикого" состояний (представленного наготой) к "цивилизованному" (представленному платьем) (Надия Карломаньо. Женская двигательная активность в античную эпоху. Методологические аспекты женского атлетизма в античности)


[Девочка-чемпионка с сагатами (караталами) в руках, стоящая на лягушке – символе укрощенного хтонического начала, связанного с болотистым ландшафтом. Этрусская бронзовая рукоятка.]

Карломаньо прямо называет Герейские игры "ритуалом" (посвященным, соответственно, Гере) и пытается объединить приведенное выше свидетельство Павсания о беге в хитонах с другими свидетельствами, включающими упоминания и о полностью обнаженном женском беге. Эти свидетельства – прежде всего ювелирная продукция: рукоятки достаточно многочисленных бронзовых лаконских и этрусских зеркал, изображающие полностью обнаженных т.н. "победительниц в беге". Такие зеркала могли, в действительности, быть спортивными призами. Однако, всегда юный возраст бронзовых "победительниц" в сочетании с поэтическим текстом Феокрита заставляет нас считать, что полностью обнаженными на Играх бегали только "юниорки" и скорее всего, только из дорийских (включая Хиос? и южноитальянских?) полисов. Например, Платон, опираясь, что для него характерно, на современные ему спартанские образцы, в своих "Законах" рекомендует следующее:

Что касается женщин, то для не достигших зрелости девочек мы установим одинарный пробег, двойной пробег, пробег на конной дистанции и длинный бег – все нагишом. Девушки с тринадцати лет вплоть до замужества, то есть не более как до двадцати лет, но и не менее чем до восемнадцати, будут продолжать выходить на эти состязания, но удобно одетые. (Платон, "Законы", часть VIII, по переводу Бенджамина Джоветта)


[Паскаль Даньян-Бувере. "Аталанта-победительница". 1874 г.]

Возрастное разграничение двух классов бегуний, будучи вполне прагматичным, находит свое отражение и в мифах об аркадийке Аталанте. Юная Аталанта, неизменно побеждавшая в забегах других девушек и мужчин (согласно мифу, проигравшие юноши должны были расстаться с жизнью), была обманута Гиппоменом, который, спасая свою жизнь, разбросал на тропе золотые яблоки Афродиты:


[Чарльз Мир (Австралия). "Миф об Аталанте и Гиппомене".]

Здесь вполне оправдана интерпретация золотых яблок Афродиты как полногрудости, которая вплоть до новейшего времени служила синонимом половой зрелости.
Судя по всему, полногрудость не только отрицательно влияла на скоростные показатели и удобство бега, но и нарушала господствующую в античном Средиземноморье физическую эстетику, в которой образцовым считалось тело эфеба, юноши, а тело девушки могло лишь до некоторой степени приближаться к этому образцу, чему способствовал юный возраст и не способствовал более зрелый.


[Пол Рафаэль Монтфорд. "Побежденная Аталанта". 1900 г. Такая Аталанта, впрочем, едва ли могла проиграть.]

Поэтому, оставляя за более зрелыми девушками право по-прежнему участвовать в физической культуре полиса, философ, тем не менее, рекомендует скрыть их тела хитонами. Соображения же "морального" плана здесь едва ли вообще должны приниматься в расчет, поскольку женщины любого возраста продолжали обнажаться в смешанных банях, на купаниях, некоторых сельских работах и т.д.


[Побежденная Аталанта. Римский медальон из Южной Галлии. Прослеживается визуальная параллель между яблоком в руке героини и ее открытой правой грудью.]

Под "удобной одеждой" в тексте Платона понимается род короткого дорического хитона. Дорический хитон, в отличие от ионического, не имел рукавов:

Перейду к тому, что считают безобразным государства и народы. У лакедемонян, например, считается прекрасным, чтобы девушки упражнялись (в палестре) и являлись (публично) с открытыми руками или (вовсе) без хитонов; у ионийцев же это безобразно. (Анонимный софист. "Двойные речи")

Согласно Павсанию, хитон бегуний обнажал правое плечо до груди включительно. Последнее, помимо английского перевода, как обычно более точного, чем кириллический ("and they bare the right shoulder as far as the breast", где использован инклюзивный оборот "as far as") подтверждается множеством независимых литературных и изобразительных источников.


[Бегущая Аталанта. Лувр.]

Обнажение одной груди и распущенные волосы были частью женской традиции не только в беге, но и (в классической Элладе и в Риме – уже только в мифах, поэзии и в искусстве) – в конных сражениях – как верхом, так и в колеснице. Так, у Клавдия Клавдиана в его "Панегирике консулам Пронину и Олибрию", Рома (женское олицетворение Рима), едущая в колеснице

...ни кудри она головным стянуть украшеньем
Не допускает, ни шею смягчить убором извитым;
Наг ее правый бок (dextrum nuda latus), белоснежные мышцы открыты;
Дерзкий сосец раскрывает она, и, просторны скрепляя
Складки, их пряжка язвит, и меч держащая навязь
Белые перси ее багрецом разделяет пунийским.
Доблесть с красой смешалася здесь, и изящный суровым
Страхом у ней воружается стыд, и со грозного шлема
Гривы кровавыя выспрь простирается сень золотая,

(Перевод Шмаракова Р.Л.)

Такая же форма одежды полагалась для стрельбы из лука:

И супругу Кефала, Дейонова сына, избрала
Встарь белокурую ты, госпожа; а еще, по преданьям,
Больше света очей ты любила красу Антиклею.
Первыми эти двое и лук, и колчан стрелоемный
Стали носить у плеча, оставляя правое рамо
Неприкровенным и правый сосок всегда обнажая.


(Античный Гимн Каллимаха "К Артемиде" Перевод: С.С. Аверинцева)


[Современная модель, снаряженная в соответствии с эпическими описаниями Каллимаха и Клавдиана.]

И, само собой, для сочетания того и другого:

Там, где сеча кипит, амазонка ликует Камилла:
Левая грудь открыта у ней (unum exserta latus pugnae – букв. "с одним открытым боком сражается"),
колчан за плечами

(Вергилий, Энеида, книга XI)

И далее там же:

Пущена меткой рукой, просвистела в воздухе пика;
Вольски увидели вмиг угрозу и взоры к царевне
Все обратили тотчас; но Камилла не слышала свиста,
Не увидала копья, что летело, эфир рассекая,
В тело доколе оно под грудью нагой не вонзилось,
Девичьей крови доколь не испило из раны глубокой.


Практиковались ли женщинами античности конные выезды, упражнения и скачки в полностью обнаженном виде? Намеренно оставляя в стороне любую мифологию, связанную с т.н. амазонками, мы, тем не менее, можем ответить на этот вопрос утвердительно, стоит лишь покинуть греко-римский ареал и обратиться к наследию (континентальных) кельтов. Соответствующие образы сохранились на деньгах доримской Галлии. Эти редчайшие нумизматические артефакты представляют собой золотые монеты грубой чеканки, несущие на себе изображения полностью обнаженных всадниц, не использующих седло и вооруженных дротиками и круглыми щитами. При этом лошадь под ними не стоит на месте, а находится в галопе.


[Золотые монеты из района Ренн, племена Редонес. III в. до н.э.]

Неоязычники, умножающие сущности без лишней нужды, видят в этих изображениях "кельтских богинь". Мы же полагаем, что перед нами реалистические изображения выборных королев года чеканки монеты в момент интронизационного ритуала (ближайший аналог в модерне – победительницы т.н. конкурсов красоты), которые считались олицетворением биологической полноценности, силы и удачи того или иного племени или союза племен. Вероятно, подобные эпизоды могли иметь место и в Цизальпинской Галлии и у этрусков. По крайней мере, этому ничто не могло препятствовать, как и любым частным транспортным инициативам без хитона (например, выездам на те же купания) девушек из сельской местности пасторальных областей Эллады, где верховая езда, в отличие от береговых полисов, была широко распространена, например, в Фессалии.


[Кельтский золотой статер из Северо-Западной Галлии. II век до н.э.]

Возвращаясь теперь к хитонам, заметим, что хитон для бега мог иметь или не иметь разрезов на бедре, в то время как хитон для верховой езды, очевидно, просто должен был их иметь. В хитон без разреза "одета" широко известная статуэтка, растиражированная на новогреческой филателистичекой продукции и названная условно "спартанской бегущей девушкой":



На самом деле этот достаточно закрытый хитон до колен соответствует описанию Павсания для всех античных бегуний вообще, а не именно для спартанок. Хитон же последних, как известно доходил не до конца бедра, а только до середины и имел непременные разрезы:

В Спарте девушки обычно не пользовались другими предметами одежды, кроме этого хитона, заканчивавшегося выше колен и имевшего высокий боковой разрез, так что бедра при ходьбе полностью обнажались. Этот факт единодушно подтверждается не только несколькими авторами, которые не оставляют никаких сомнений в его истинности, но засвидетельствован также вазописью и другими памятниками изобразительного искусства [...] этот наряд спартанских девушек в других местах был предметом насмешек. Поэтому их называли «показывающими бедра», «девицами с обнаженными бедрами», а выражение «одеваться на дорический манер» относилось к тем, кто щедро обнажал большую часть тела.

(Ганс Лихт, "Сексуальная жизнь в Древней Греции")

Подпоясанный высоко под грудью укороченный дорический хитон мы видим, например, на эллинистической статуе из дворца Барберини, которая известна под условным обозначением "Аталанта", однако имеет и альтернативное наименование – "Победительница в беге":


["Аталанта Барберини" aka "Победительница в беге"]

Статуи девушкам-бегуньям действительно устанавливались по итогам состязаний. Павсаний сообщает, что "Победительницам дают венки из маслины и часть коровы, приносимой в жертву Гере. Им разрешено ставить свои статуи с надписанными на них своими именами..." В греческих Патрах была найдена эпиграфика следующего содержания (сама статуя не сохранилась):

Я, НИКОФИЛ, УСТАНОВИЛ ЭТУ СТАТУЮ ПАРОССКОГО МРАМОРА, ЧТОБЫ ВОЗДАТЬ ЧЕСТЬ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ СЕСТРЕ НИКЕГОРЕ, ПОБЕДИТЕЛЬНИЦЕ В СОСТЯЗАНИЯХ ДЕВУШЕК В БЕГЕ


[Прорисовка с "Аталанты Барберини"]

Но хитон "Победительницы" не имеет разреза, и бежать в нем не очень удобно. Еще более радикальный вариант укороченного дорического хитона с разрезом на самом деле существовал, но назывался хитониском ("хитончиком"). Этот разрез смыкаясь с открытым плечом и грудью, в реальности обнажал не одно бедро, а почти половину тела:


[Бегунья в хитониске. Из иллюстраций к школьному курсу истории.]

Именно хитониск лучше всего подходит как для езды верхом, так и для продолжительного бега, и полностью соответствует описанию "мифологических" (т.е попросту архаических) костюмов Ромы, Камиллы и Артемиды с подругами в эллинистической поэзии, где настойчиво используются выражения "голый бок", "открытый бок" (nuda latus, exserta latus).

Здесь также необходимо отметить, что наличие любого хитона как минимум до эпохи Августа не подразумевало нижнего белья под ним, поскольку сам хитон в комплексе древнегреческого костюма и играл роль нижнего белья:

...cлово gymnos (как уже отмечалось выше) означало не только обнаженный, но и одетый только в хитон.... [...] Этим объясняется и то, почему выражение "вести себя по-дорийски" приобрело значение "обнажаться", причем это объяснение остается в силе и в том случае, если во время физических упражнений девушки были одеты в легкую повседневную одежду... (Ганс Лихт, "Сексуальная жизнь в Древней Греции")

По этой причине все попытки реконструкции костюма древнегреческих атлеток в контексте модерна (например, в старых фильмах жанра "пеплум", современных олимпийских церемониях или ролевых играх живого действия) являются грубым эпигонством и не выдерживают никакой исторической и эстетической критики.

Дело в том, что античное тело, в т.ч. и женское, было прежде всего нагим – как в собственном восприятии субъекта, так и в восприятии окружающих, и только затем задрапировано в соответствии с ситуацией. Постхристианская же современность исходным пунктом имеет как раз одежду, при этом тщетно пытаясь оставить ее на атлетках и т.п. "как можно меньше" с каждым годом и десятилетием. Единственный выход из этого тупика – полное усвоение античного модуса тела, т.е. как неизбежно эротически инклюзивного.


[Попытки реконструкции "античного" хитона в XX веке у историка могут вызывать только недоумение и раздражение, а у древней "спортсменки" вызвали бы просто взрыв смеха. На фотографии отчетливо видны белые трусы, надетые под некую пародию на хитон. Фото Chris Ware, 1947]

Костюм античной атлетки не только не мог, но и не должен был надежно скрывать ее тело, поскольку он вообще не был связан с чувством телесного стыда. По сути, он просто представлял собой простой способ защиты от перегрева и теплового удара или переохлаждения в субтропическом климате южного Пелопоннеса и островов с соответствующим диапазоном уличных температур (здесь полезно помнить, что "закаленная" Спарта располагается южнее Афин и получает больше солнца).

Однако, в фильмах жанра "пеплум" костюмы девушек основывались не на античном стандарте (пусть бы даже и плохо понятном), а на современных этим фильмам гимнастических платьях 1940-х-1950-х гг., что полностью удовлетворяло международным понятиям о приличиях в послевоенную эпоху:


[Кадр из классического итальянского пеплума "Осада Сиракуз" (1960) с упражняющимися гимнастками, одетыми по образцу европейской женской гимнастики середины-конца 1950-х гг. Под короткими "рубашками", едва покрывающими ягодицы, хорошо видны трусы "в облипку". Однако, даже самый короткий античный хитон был примерно на 20 см. длиннее, но при этом носился строго на голое тело по крайней мере до эпохи Августа]

Как ни странно, один из немногих "пеплумов", в котором достоверно отражен античный способ ношения античного хитона (на голое тело) – это фильм... "Калигула" (1979), который считается китчем и в который, как известно, при монтаже были добавлены порнографические сцены. Ирония, однако, в том, что это единственная лента, где (в самом начале фильма) можно своими глазами увидеть, как ведет себя настоящий дорический хитониск на подвижной девушке – сестре Калигулы в исполнении актрисы Терезы Энн Савой. Хитониск с разрезом, даже хорошо закрепленный на пребывающей в стазисе девушке, по сути никак не скрывал тело, особенно в дневное время. Когда же девушка начинала активно двигаться, хитониск фактически лишь усиливал (по сравнению с полной наготой) эротическое впечатление, попеременно открывая взгляду различные участки тела без каких либо исключений:

Одна с застежкой, на плече расстегнутой,
Лежала, обнажив две груди белые,
Подставив тело лунному сиянию;
Другая в пляске слева одеяние
Раскрыла и картину живописную
Явила небесам: сквозь тьму кромешную
Как белый снег блистала нагота ее.
Та, оголив свое плечо прекрасное,
Подруги обнимала шею нежную,
Та – из-под разорвавшегося плащика (паллия)
Бедро открыла взорам, между складками
Все прелести своей любви улыбчивой...

(Хэремон, Трагедия "Эней", IV в.до н.э.)

Так что это – самые настоящие античные реалии, а вовсе не китч (всего фильма это, разумеется, не касается). И как раз именно поэтому в греческом языке слово "гимнос" означало как нагой, так и "одетый только в хитон". Ведь, по сути, хитониск, паллий, эксомида и даже "умеренный" дорический хитон это вовсе не одежда в современном понимании. Впрочем, хитониск в повседневном ношении стал архаикой и "экзотикой" задолго до эпохи Калигулы (но не был забыт и "всплывает" даже в раннехристианских текстах), так что появление его в фильме на римскую тему можно объяснить лишь произволом режиссера (или же его эксцентричных персонажей).


[Тереза Энн Савой в роли Друзиллы в фильме "Калигула" (1979). На Терезе – единственный исторически корректный дорический хитониск за всю историю кинематографа!].

Повторимся: любые формы хитона заменяли собой "нижнее белье". Надеемся, теперь горе-"реконструкторы" получат новую пищу для умов и не станут совершать прежних ошибок ). Но и нижнее белье, отчасти похожее на современное, также существовало в античности, уже начиная с эпохи классической Эллады, причем "параллельно" как наготе, так и "драпировкам". Об этом – в следующих выпусках.


["Бегущие спартанки" из достаточно качественных иллюстраций к школьному курсу истории. На ближней девушке – классический дорический хитониск с разрезом на бедре, на дальнейхитониск без разреза (что совпадает с образами статуэток), и наконец, на среднейдорический хитон, но без пояса. В отдалении мы можем видеть полностью обнаженную девушку (как на рукоятях ручных зеркал), еще одну девушку в хитоне или экзомисе и девушку с полностью обнаженной грудью, как на известной картине Дега, метающую дротик (вероятно, на ней хитон, спущенный с обоих плеч и удерживаемый лишь поясом). Похоже, художник постарался изобразить все возможные варианты женского атлетического костюма сразу. На вид всем спартанкам на иллюстрации больше 13, но меньше 20 лет, что в точности соответствует предложениям Платона.]

[Продолжение следует]

Tags: Средиземноморье, античность, женщины, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments