aes_si (aes_si) wrote,
aes_si
aes_si

Categories:

Генеалогические предпосылки к вере в реинкарнацию



Эта запись – о личностях, на которые мы любим "переходить" в свете нашей экспериментальной методологии по персонализации исторических учений. Сегодня – снимаем штаны с Пифагора.



ОТЕЦ НЬЮ-ЭЙДЖА

Пифагора назвали Пифагором, потому что его рождение предсказала Пифия. Пифагор так мало ел и так много улыбался, что люди принимали его за какого-то доброго демона. Однажды он два дня просидел на корточках на корабле, после, ослабев, был снесён моряками на берег, около него построили алтарь с овощами и ушли. Голодный Пифагор всё съел. Он вообще был против мяса, и помнил свои прошлые жизни, как свидетельствует Ямвлих. Он первый придумал слово философ и стал так называться. До него все назывались мудрецами просто, но он говорил что мудрость доступна только богам, а он – всего лишь любитель мудрости. Первые эсотерики возникли в его школе: это были те ученики, которых, после пяти лет подготовки допускали за занавес, за которым читал лекции Пифагор. Остальные слушали то же самое снаружи.

(Аполлинария Тумина)


ПСЕВДОНИМ "АЛБАНЕЦ"

Порфирий сообщает, что "отец Пифагора был тирреном с Лемноса". Тиррены – это другое название этрусков, нынешних тосков в южной Албании, основавших эпонимическую Тирану, ну и, конечно, какой-то части тосканцев в Италии, которых не перетрахали латиняне и не вытоптали готы.

Если этого свидетельства недостаточно, то укажем, что у Пифагора было два брата, один из которых носил вполне греческое имя Евност ("благополучное возвращение" – в этом имени уже может содержаться указание на реинкарнацию, см. также https://en.wikipedia.org/wiki/Nostos), зато другой звался Тиррен, что в свою очередь является не регулярным именем, а прозвищем – "этруск".

Пифагор – веган и юродиевый, который нам совсем не товарищ, но нам интересна его роль в орфизме. Роль, безусловно, деструктивная, т.к. Пифагор выносит орфическую тайну на всеобщее обсуждение, впервые называя себя философом и инициируя тем самым дискурс относительно того, что прежде носило додискурсивный характер, то есть характер traditiones. В том числе он проделывает это действие по выносу сора из инициатической избы (за которое мистагоги просто предавали казни) над темой так называемой реинкарнации.

Причиной болтливости могло быть как раз его бастардное происхождение (эллинизированный через греческую женщину этруск), и фигура Пифагора в этом смысле становится соотносимой с фигурой Дарази у друзов. Не Пифагор, следовательно, создал веру в "реинкарнацию", он лишь транслировал доиндоевропейское пеласгийское положение в арийский эллинский мир. И Дарази не создал друзов, а лишь разгласил определенное положение определенной южноаравийской группы.


ПРОДИКУ ВПРЕДЬ НИ НА ГРОШ (СРАВНЕНИЕ ОРФИЧЕСКОЙ И ТИБЕТСКОЙ КОСМОГОНИЙ)

Нас услышьте, всему научитесь у нас, о природе вещей поднебесных, О рождении птиц, о породе богов, о Хаосе, Эребе и Реках, Все, как было, узнайте — и Продику впредь ни на грош, ни на каплю не верьте! Был вначале Хаос, Ночь, и черный Эреб, и бездонно зияющий Тартар. Но земли еще не было, тверди небес еще не было. В лоне широком Понесла чернокрылая, грозная Ночь первородок, яичко-болтушку. Из яичка в круженье летящих годов объявился Эрот, — сладострастный. Золотыми крылами блистающий бог, дуновению вихря подобный. Это он сочетался в тумане и тьме, в безднах Тартара, с Хаосом-птицей И гнездо себе свил, и в начале всего наше птичее высидел племя. А богов еще не было.

(Аристофан, "Птицы")

Из пяти элементов
Было создано одно большое яйцо,
Из скорлупы яйца появились белые скалы Лха,
Из внутренних вод яйца — Белое Дунгцо,
Первоначальное озеро, окружающее красный желток.
В промежуточных, разбросанных частях яйца
Риг-друг, шесть основных перемен объединились
Во всех тех, кто разумны.
Из желтка яйца получилось восемнадцать яиц.
Эти восемнадцать яиц в середине, каждое в отдельности,
Выделились как Первоначальные яйца.

В первоначальном яйце пять органов чувств и первоначальные члены тела развились, И появилось долгожданное и чудесное прекрасное существо По имени Эмон Гъялпо. «Эмон — Первоначальное и Совершенное существо, с телом, обладающим чувствами. Это Эмон разбил скорлупу яйца, из которого были извлечены человеческие существа. Один из потомков Эмона, Оде Гунгьял, имел супругами четырех богинь — Лхамо, Ньянмо, Мумо и Лу. Три первые родили ему по девять сыновей. Последняя — Лу, божество подземного мира, родила восемь сыновей, от которых и произошли тибетцы и их шесть основных племен.


(Мельниченко-Кычанов, "История Тибета")


А Ф. ЛОСЕФ – ОН ФИЛОСЕФ?

Лосев немало накатал об орфизме с сугубо неоплатонической колокольни. Однако дело в том, что первоначально орфизм воспринимался как низовой народный культ и осмеивался различными философскими школами.

Именно это видим у Аристофана: от лица птиц защищается народная (читай пеласгийская, тирренская) космогония в пику софисту Продику, дискурсивному эллину-арийцу. Космогония "по птицам" полностью совпадает с тибетской: Первояйцо, из которого выходит Первосущество (не "бог") – Эрот у греков, Эмон у тибетцев.

Интересно, что мир богов lha в Тибете иногда отождествлялся с миром птиц. Первый тибетский цэнпо по преданию был полуптицей, с перепонками на пальцах. Все это вновь отсылает нас к палеосибирскому образному ряду.


"ЭРОТ ДРЕВНЕЙШИЙ"

Эрот так и остался "невпихуемым" в эллинской неологии (так мы обзовем пресловутые мифы "древней" Греции, в противоположность действительно древним представлениям автохтонов Пелопоннеса до греческой оккупации). Существует не менее двух десятков вариантов генеалогии Эрота, но все они сугубо "литературны". Как говорится, ацкий креатифф.

Аутентичным (т.е. включенным в traditiones) следует считать только орфический миф. То же самое может быть сказано и о "божестве любви". Эрот – это объединительная потенция, поэтому его атрибут – лук (см. символизм лука у еще более-менее адекватного Традиции Гераклита), нечто вроде "гравитации" – именно потому, что он стоит в начале начал.



Соответственно, "эротическое" стремление – это стремление к возвращению к примордиальным (изначальным) андрогинатным состояниям мира. Платон еще отчасти передает этот мотив в "Пире", бродя по поребрикам орфических представлений, но не залезая на тучный орфический газон.


ПИР ДУХА

Крупнейший исследователь темы "реинкарнации" Иан Стивенсон, проведший много дней вместе с друзами и другими трансмигрирующими группами, указывает, что у бирманцев для девочки считается социально приемлемым вспоминать свои предыдущие жизни в мужских телах. Но если мальчик вздумает вспоминать "бабьи" воплощения, то его затравят, т.к. быть девочкой "ни о чем".

Современные бирманцы находятся примерно на том уровне, на котором находились собеседники в платоновском "Пире" и волнуют их примерно те же проблемы. Вот и все что вам нужно знать о греческой философии. Слава Эроту.


МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ НИЧТОЖЕСТВО ОККУПАНТОВ (ЧУЖИЕ В ЧУЖОЙ ЗЕМЛЕ)

Говорить затем о прочих демонах, [т. е. кроме звезд и земли], и знать их происхождение — это свыше наших сил; тут надобно верить прежним сказателям, которые сами, по их словам, произошли от богов и предков-то своих, вероятно, близко знали. Невозможно не верить детям богов; и хотя их рассказы не опираются на правдоподобные и убедительные доказательства, но поскольку они повествуют, по словам их, о «своем», то, следуя закону, надо им верить...

(Платон, "Тимей")

"Пространство греческого мифа", на котором защищены тысячи докторских диссертаций, сколочены шайки расхитителей гробниц и протыкателей пергамента за деньги налогоплательщиков, которое с порнографической неутомимостью тиражируется в буржуазной культуре новоевропейских троглодитов – это пространство поистине вавилонского полиэтнического смешения дене-кавказских автохтонов в положении "у себя дома" (они прекрасно знали всех даймонов, своих Предков, назвать которых было "выше сил" Платона) и бездомных индо-европейских мужских половых бомжей, пытающихся разобраться в захваченном (откуда и "философия", т.е. любовь к трофею). Иногда, как в случае Пифагора, философы были бастардами этих двух групп. Для таких деятелей философия становилась в буквальном смысле "познанием себя".

Тот же Лосефф, пытаясь составить краткий обзор орфических мотивов, не понимает, почему вдруг туда внезапно вламывается арийский Зевс, которого Псевдо-Аристотель называет "древнейшим" вместо действительно древнего орфического набора, да и вообще не задумывается над этим, т.к. "античники" занимаются по сути отвлеченным литературоведением, даже еще и на фоне "общечеловеческого" заказа на свою деятельность, а не глубоко персонализированной этнологией (чем должны были бы). Поэтому орфизм как "совокупность фрагментов текстов" не будет понят никогда.


У СЕБЯ ДОМА ИЛИ ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Мы вновь приходим к набрякшему, к перезревшему по сути выводу, что перевоплощаться можно только зная своих Предков, а знать своих Предков можно только перевоплощаясь, что даймоны это и есть Предки (как о том прямо проговаривается Платон в "Тимее").

И, наконец, что циклически возобновлять себя подобным образом могут только группы, находящиеся "у себя дома", имеющие представление о "духе места" и что самое важное – практику некрополизма, привязывающую к месту, в то время как "чистые" индо-европейцы практикуют всесожжение, т.е. отрицание дома (наиболее ранний известный пример такого подхода к бытию – города Синташты, которые ритуально сжигались и возводились на новом месте после того, как в них сменялось всего несколько поколений).


СОВЕРШЕННО НЕ ВАЖНО

при этом, в какой стихии размещается Предок. Например, знаменитые воздушные захоронения палеосибирцев и некоторых алтайцев точно так же требуют регулярного ухода, как захоронения в земле под собственным жильем/в ограде дома или в особых городах мертвых. Наконец, в Тибете, как и в Древнем Иране известны "небесные похороны" (bya gtor) при помощи тех самых птиц, наиболее эффективно устанавливающие связь с "верхним миром", т.е. миром lha. Казалось бы, расклевывание трупа чем-то похоже на кремацию и не оставляет шанса на локализацию. Однако вся штука в том, что высших-то лам никогда не расклевывают, их мумифицируют, и именно мумификация и некрополизм были характерны для добуддистского Тибета. То есть расклевывание в современных условиях – лишь для "третьего сословия". Потомки аристократии, состоящие в равноправном союзе с духами места (а не подчиненные им, как все прочие жители уезда) в птичью клоаку не стремятся. Простак же после смерти идет на корм yul lha, сливается с ландшафтом в буквальном смысле слова. Вон, полетел.

См. также Некоторые тибетско-этрусские параллели

Tags: Евразия, Средиземноморье, Тибет, Традиция, античность, метафизика, религия, язычество
Subscribe

  • Current 93 – Под ярко-жёлтою луной

    Теряю я себя и грежу о мирах, сокрытых меж твоих перстов. Спасения ищу в твоих зрачках и вижу удивительные сны – сны о лесах и снежных крепостях,…

  • A la una yo naci – современный перевод

    В час полудня я роди'лась К двум я очень развила'сь (x2) В три часа я поженилась К четырем уж развелась (x2) Руку, сердце и тэпэ Руку, сердце и…

  • Посвящение Алексэ Мариусу (MC Bean)

    На Христа похожий, Иудой зацелованного На Пурушу, который выходит к избалованным, Поднимается на сцену смело и зная: Разорвет его обло, стозевно и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments