celtic-skeltic

Current 93 – Под ярко-жёлтою луной



Теряю я себя и грежу о мирах,
сокрытых меж твоих перстов.
Спасения ищу в твоих зрачках
и вижу удивительные сны –
сны о лесах и снежных крепостях,
где сможем преклонить колени мы
друг перед другом, юные еще,
сплетая вместе наши руки тесно.
Пока луна не выйдет на охоту,
возлечь и в поцелуе слиться...
Ты знаешь, это просто время,
всего лишь время встало между нами.
Ложатся наши тени на траву,
кусты, поля и грезящие маки
и удлиняются, пока садится солнце.

Летит кукушка деток навестить...
Ты знаешь, это просто время,
всего лишь время встало между нами.
Оно подкралось незаметно к нам,
скребется и стучится в наши двери.
Семь вечера: мы превратились в камень,
и в башенных часах заметен чей-то лик.

Как умирает королева змей,
цветочница приходит к ней.
Едва завянет погребальный цвет,
цветочница кладет алмаз в ответ.

Я что-то говорю тебе, но ты
уже меня совсем не понимаешь,
и отвечаешь мне на непонятном языке.
И мы уже мертвы наполовину:
в движении простом твоей руки
я грацию скелета подмечаю.
Лишенные рассудка, под луной,
скитаемся как тени ты и я,
и ты и я скитаемся как тени...


Перевод 2005 (2007), посвящается ЕК
celtic-skeltic

У карты на рогах



Славянское "чёрт" (*cьrtъ - демон, дьявол) по форме представляет собой имя деятеля от глагола *cersti/cьrto ‘бороздить’ (vel sim.), родственного лит. kir?sti/kertu ‘резать’ и восходящего к IE. *(s)kert – ‘резать’. Вместе с тем семантическое развитие данной лексемы остается непроясненным.
Используя типологические параллели из армянского и анатолийских языков, а также данные антропологического характера, удается установить, что более ранним значением лексемы «чёрт» было «божество, отвечающее за предначертание человеческой судьбы», – значение, которое, вероятно, подверглось пейорации еще в дохристианскую эпоху.


К этой этимологизации можно добавить титул марийских жрецов "карт кугыза" (старик-карт)

В чувашском электронном словаре (марийский изобилует чувашизмами, а чувашский мы одно время изучали специально), "карт" значит "засечка", "рез", как и в приведенной выше славянской справке. Также в чувашском языке бытует достаточно устойчивое словосочетание с использованием русского заимствования – "картсaр старик", т.е. буквально "старик без засечки", которым обозначают человека, впавшего в старческий маразм.

Учитывая возможность первоначального значения понятия "карт" в средневолжском ареале как genius, имеет смысл сопоставить образ "беззасечного старика" с "Сократом, лишенным даймона" из известного аттического предания.

Также имеет смысл семантическое сопоставление русского чёрта и латинского Термина (terminus) – гения границы.

Говорят, "у чёрта на рогах", т.е. "у последней черты", за которой начинается земля не-людей (тиб. mi ma yin), т.е. существ, не принадлежащих к Предку твоего рода.

В таких местах уже сабины ставили идол, что может являться отзвуком палеосибирской традиции (некоторыми исследователями знаменитый Шигирский идол считается ничем иным, как "пограничным столбом").

Почему же чёрту-карту рисуются еще и рога? Бычьи рога – один из основных хтонических символов, который включается в семантику "освященной территории". Так, на Древнем Крите рога означали "царское правление" и сам остров, отождествляемый с Быком.

В русском языке семантическое единство рогов и границы передается такими словами как рогули (рагули – так городские русские Львова называли галицких крестьян, пришедших с той стороны городского кордона), осторожно, на рожон и т.п.

Отождествление вмещающего ландшафта этноса с проявленным телом демона характерно для многих до-индоевропейских культур. Например, Тибет рассматривался его автохтонами как демоница, побеждаемая организующей сакральное пространство космоса силой геомантического акта (сначала в исполнении цэнпо и бонских жрецов, а затем Падмасамбхавы и других буддистских святых). "Покорение природы" в лексике советского модерна следует признать слабым секулярным рефлексом подобного традиционного положения.

В этом смысле можно говорить о "даймоническом характере" всякой карты-территории (латинское carta, безусловно, соотносимо с данными анатолийских и славянских этимологий).

См. также Демоническая природа этногенеза
См. также Отель "У Погибшего Туриста" действует как минимум с XIV века
См. также Некоторые тибетско-этрусские параллели
celtic-skeltic

A la una yo naci – современный перевод

В час полудня я роди'лась
К двум я очень развила'сь (x2)
В три часа я поженилась
К четырем уж развелась (x2)

Руку, сердце и тэпэ
Руку, сердце и тэпэ

Здесь, когда проходит донна
Нужно имя отвечать (x2)
Ну а если нету такого,
Значит, будут защищать (x2)

Руку, сердце и тэпэ
Руку, сердце и тэпэ

И когда уйдет на битву
Поцелует он, любя (x2)
Свою хорошую маму
Ну и, так уж быть, тебя (x2)

Руку, сердце и тэпэ
Руку, сердце и тэпэ



Ladino, Sephardic trad. XV cent.

перевод 2021
celtic-skeltic

Посвящение Алексэ Мариусу (MC Bean)

На Христа похожий, Иудой зацелованного
На Пурушу, который выходит к избалованным,
Поднимается на сцену смело и зная:
Разорвет его обло, стозевно и лая,
На друга нашего, печального бенефактора,
Из окна своей комнаты прянувшего
В центр странного аттрактора
Под действием загадочного фактора
(От него нам осталась на память
Сестра в Париже
Да поломанная флейта его души),
Мариус – волчий пастух, собирающий верных в стаю
В карпатской глуши.
И когда чердаков голубиную книгу читаю,
И о рощах дубовых, сверстных Траяну, мечтаю,
"Subcarpaţi" я слушать предпочитаю.
Слишком старую римскую кровь вспыхнуть в жилах он снова заставил,
Слишком длинное лето балканское он на репите поставил.
Вот, звучит-идет со мной всегда живое Племя Дану, наше племя,
Наше раненое дунайское колено,
Бьется его тамтам.
Вот и похороните там.

19 марта 2021





См. также Для тоски и красоты
celtic-skeltic

Интертрадиция: "прилепление" в тибетском

В тибетском языке существует примерный аналог каббалистического понятия "двейкут" (прилепление)

Это blang [ བླང ], "пребывать в акцепторном состоянии", родственно глаголу len (to connect). Практик должен "всецело присоединиться" к нормам правильного поведения (примерный аналог мицвот). Эта стадия следует уже после "необратимого отречения" от мирского – nges 'byung (также у этого понятия есть перевод "повернуть в сторону дома").

Как видим:

Всё везде одно и тоже, всюду и всегда
Все поём одну и ту же песню, господа
(с)

См. также Краткий разбор тибетского понятия Ла
См. также Некоторые традиционные термины для "магии"
См. также Разбор тибетского понятия Цедма
Sicilia

Традиционная женская нагота в Премодерне у арабов, тюрков и народов Кавказа


[Художник: Рафаэль Кадыров]

Вопреки литературным инсинуациям Ивана Ефремова, обитатели Аравийского полуострова в эпоху т.н. Джахилии (язычества) в своем отношении к наготе, в т.ч. и к женской, могли поспорить с народами античного Средиземноморья, причем не с такими, как аттические греки, а с такими, как этруски или египтяне.

Неотъемлимой частью исламской традиции является представление о том, что Таваф (обход Каабы) до реформ Мухаммада производился в обнаженном виде. Ат-Табари приводит различные высказывания по данному предмету:

كانوا يطوفون بالبيت عُراة

Они (язычники) обходили Каабу нагими.

كان قبيلة من العرب من أهل اليمن يطوفون بالبيت عراة

Арабы Йемена всегда обходили Каабу нагими

كان نساؤهم يطفن بالبيت عراة،

Их женщины обходили Каабу нагими

В Тафсире Хасана Табарси упоминается причина для этого:

فكان يطوف الرجال والنساء عراة يقولون نطوف كما ولدتنا أمهاتنا ولا نطوف في الثياب

И мужчины и женщины обходили Каабу нагими. Они объясняли это так: "мы обходим ее (Каабу) в том виде, в котором появились на свет".

Collapse )
Sicilia

Полная реконструкция женской наготы в античности – бег и скачки

[Продолжение. Предыдущий выпуск – здесь.]

Хотя в среднем скоростные показатели женского бега ниже мужского, при необременительных размерах и форме груди бегущая обнаженная женщина испытывает не больше, а то и меньше сложностей, чем бегущий обнаженный мужчина. Существование как полностью, так и частично обнаженного женского бега в античности подтверждается достаточными илюстративными и литературными источниками.

Например, на краснофигурном сосуде из Браурона, как считается, изображены бегущие нимфы, спутницы богини Артемиды. Они полностью обнажены. Данный изобразительный сюжет нельзя рассматривать как "чисто мифологический". Очевидно, в роли нимф выступали реальные девушки, проходившие известное посвящение в храме Артемиды Брауронии:


[Бег девушек на фестивале Артемиды Брауронии. Фотография краснофигурного сосуда. 430-420 гг. до н.э.]

А в "Эпиталамиях Елены" Феокрита содержится прямое указание на то, что бег, как и игра в мяч, мог следовать непосредственно за использованием масла для натираний, что исключает употребление одежды:

Нет меж ахеянок всех, попирающих землю, ей равной.
Чудо родится на свет, если будет дитя ей подобно.
Все мы ровесницы ей; мы в беге с ней состязались,
Возле эвротских купален, как юноши, маслом натершись,
Нас шестьдесят на четыре — мы юная женская поросль, —
Нет ни одной безупречной меж нас по сравненью с Еленой.


(Феокрит, "Эпиталамий Елены", Перевод М.Е. Грабарь-Пассек)

Collapse )
Sicilia

Полная реконструкция женской наготы в античности – палестра

[Продолжение, предыдущий выпуск здесь]


[Аталанта побеждает Пелея в борьбе на поминальных играх. Роспись чернофигурного сосуда. Ок. 500 г. до н.э.]

Гимнасии, т.е., в прямом соответствии с этимологией, места для обнаженных упражнений, были известны еще в греческой архаике. Так, афинская литературная традиция полагала учредителем первой афинской палестры (т.е. частного гимнасия) легендарного царя Тесея, личность которого позитивистской историей достоверно не устанавливается (разброс предположительных дат жизни от XIII до IX в. до н.э.):

Он [Тесей] первый изобрел искусство борьбы и в дальнейшем от него берет начало наука, как надо бороться; а прежде при борьбе полагались только на величину тела и силу. (Павсаний, "Описание Эллады" I.39)

В самих Афинах эти учреждения всегда были открыты только для мальчиков и юношей, женский пол из них заведомо исключался. Это были очень консервативные учреждения: существуя не менее 12 столетий и развиваясь крайне медленно, своей законченной формы они достигли уже в римскую эпоху:

Набор общих упражнений, в течение столетий постоянно обогащавшийся, достиг полного расцвета во II—III веках н. э. Ходьба по пересеченной местности, бег на ограниченном пространстве (порядка 30 м), бег по кругу, пробежки вперед и назад, бег и прыжки на месте, удары ногами по ягодицам (упражнение, принятое среди спартанских женщин), выпад ногой в прыжке, движения руками, хейрономия, не говоря уже о более сложных занятиях, таких как упражнения на канате, игры с мячом и обручем. (А.-И. Mappy, "История воспитания в античности")

В отличие от континентальных ионийцев (региона Аттики), дорийцы и островные ионийцы поощряли физические упражнения девочек и девушек, вероятнее всего, также "с самого начала", возводя местную традицию к другим легендарным основателям с примерно такой же расплывчатой датировкой (Ликургу, Гераклу и т.п.)

Collapse )
Sicilia

Полная реконструкция женской наготы в античности – плавание, купания, омовения

[Продолжение. Начало – здесь]


[Женщины в купальне. Прорисовка с краснофигурного греческого сосуда.]

Прежде всего необходимо сразу же "закрыть" вопрос с купаниями и плаванием. Находиться без всякой одежды в воде – настолько естественно для человека (существует даже акватическая гипотеза происхождения человека), что только с середины XIX века в Европе обнаженные купания стали "выходить из моды" у обоих полов, и были изобретены первые купальные костюмы. Морской пляж и речной берег оставались последними оплотами женской наготы даже в эпохи максимального торжества христианской проповеди.

Что же касается античности, не приходится сомневаться, что полная нагота при купаниях в бассейнах, плавании и играх в естественных водоемах в Восточном Средиземноморье эпохи архаики, в его классические, эллинистические, а также в римские и ранневизантийские века, для женского пола в любом возрасте была сама собой разумеющейся, что подтверждают дошедшие до нас литературные и изобразительные источники.

Collapse )
celtic-skeltic

Полная реконструкция женской наготы в античности – введение


[Ю. Пименов, "Утренний бег Аталанты", 1966 г.]

Некоторая ирония присутствует в том обстоятельстве, что и сегодня, в начале третьего десятилетия XXI века, широкая среднеобразованная публика все еще продолжает воспринимать античность как пространство немыслимой телесной свободы, как своего рода языческую ретроутопию. У античности, точнее у того, что ей считается сегодня, т.е. у образа античности или, скорее, у "легенды об античности", созданной в Новое Время, устойчиво хорошая репутация в ареале евро-американской культуры. В том числе это справедливо и для России – в основном благодаря русской гимназической традиции и несмотря на века православной пропаганды и метисации русских с азиатами и криптоазиатами (не связанными с античным ареалом даже такими исчезающе слабыми и химерическими связями, какими связаны с ним сами восточные славяне). Тем не менее, как раз эта-то гимназическая традиция порой играет с ее приверженцами самые злые шутки.

Конечно же, адекватный человек знает, что античность бывала как одетой, так и раздетой. Но как именно античность бывала раздетой? Античный костюм с увлечением реконструируют (чаще всего с грубыми ошибками) любители истории моды и ролевых игр, но систематическая реконструкция античной наготы, тем более женской античной наготы, по источникам, насколько нам известно, в русскоязычном пространстве еще не предпринималась (на английском и немецком языках таких публикаций достаточно). Тема почему-то считается маргинальной.

Collapse )